Menu

У Польши нет места для отношений с Украиной

26.02.2018 - Новости

b2eafd67be21d66c292a21092661247ad8483c3e «Gazeta Wyborcza» опубликовала аналитический отчет, который был подготовлен Департаментом общественной и культурной дипломатии РП специально для дипломатических учреждений Польши. В нем подводятся итоги 2017 г., а именно образ польского правительства и проведенных внутренних реформ за границей. Вышеуказанным департаментом руководит польский политик Ян Джеджичак, который еще 30 января заявлял, что в отношении с Украиной он стремится к поиску того, что нас объединяет.
В таком случае, парадоксальным является тот факт, что в отчете, приготовленном департаментом Джеджичака не фигурирует ни одно упоминания об отношениях с Украиной, или мнения украинских СМИ на тему происходящих в Польше событий. Как известно, тема украинско-польских отношений, особенно в вопросе исторической политики заняла одно из доминирующих мест как в украинских медиа, так и в польских.

Первым пунктом в данном тексте идет вступительное утверждение: «Общий образ Польши в мировых СМИ в 2017 г. не может быть признан позитивным. Польская внешняя политика не была понята и поддана критике, также были негативно оценены проведенные в нашей стране внутренние реформы».

С этим действительно тяжело поспорить, поскольку правительство «Права и Справедливости» за последние несколько лет успело: 1) провести достаточно неоднозначную судебную реформу, 2) нарушить право Европейского союза начав вырубку Беловежской пущи на продажу, 3) отказаться принимать сирийских мигрантов, что также являлось частью совместной европейской политики.

Вторым интересным моментом идет следующее утверждение: «Наиболее нежелательные, а даже открыто негативные оценки польской внешней политики появлялись в западноевропейской прессе (Германия, Великая Британия, Италия), более склонными были медиа наших южных соседей (Чехия, Словакия, Венгрия). [Тут идет интересная и важная для нас часть] Небольшим был интерес польской внешней политикой со стороны внеевропейских медиа.»

Следует задаться вопросом, что подразумевается под внеевропейскими медиа? А также каким образом можно было не заметить 177 новостных публикации только на «Украинской правде» за 2017 г. касающихся внешней, внутренней, исторической политики Польши? Тут не берутся во внимание новости других СМИ, а также множественные аналитические тексты на тему польско-украинских отношений. То есть, вопрос украинских медиа в данном отчете даже не задевается. Хотя, хотелось бы напомнить, что в июне 2017 г. польский институт международных дел опубликовал отчет под названием: «Образ Польши в исторической политике Украины». Значит этой теме была отведена отдельная позиция в МИД РП.

Далее в отчете делается акцент на том, что негативную репутацию польского правительства всё более выразительно отделяют от позитивного отношения к польскому народу в иностранных СМИ.

Поднимается вопрос отношения иностранных медиа к экономическому благосостоянию Польши: «Более выгодными в отличии от оценок политических изменений были мнения в отношении состояния польской экономики и международных экономических отношений Польши. В большей части стран польская экономика была оценена, как привлекательная для инвесторов и очень стабильная».

Тема польского экономического развития неоднократно поднималась украинскими аналитиками и экспертами. Она являлась раздражителем для написания множества текстов. Была одним из элементов сравнительных анализов, где анализировалось состояние украинской экономики. Этому также уделялось много времени и в медиа, ведь стремительно развивающаяся экономика Польши является одним из факторов столь массовой миграции украинцев за границу.

Пункт 1.2 отчета отводится образу внутренней политики РП за границей. Наиболее важным для нас является подпункт 1: «Главной темой донесений были актуально проведенные внутренние реформы, особенно изменения в судебной власти. Судебная реформа была воспринята, как ограничивающая независимость судей и имеющая возможность поддать сомнению разделение властей в Польше. (Материалы СМИ множества государств, обычно Германии и Италии, в меньшем количестве в Великой Британии). Европейские медиа также в критическом тоне отчитывались в отношении Польши о решении вырезки деревьев в Беловежской Пуще (в Германии, Бельгии, Великой Британии, Греции, Испании)».

И снова ни одного упоминания об образе польских внутренних реформ в украинских СМИ. По данному запросу на украинском языке и в украинском сегменте Google выдается 53 тыс. публикаций за последний год. Откидывая все случайные выдачи можно уверенно заявлять о минимум нескольких сотнях публикаций в украинских интернет-изданиях на тему проведенной судебной реформы в Польше в 2017 г. и ее последствиях для польского правительства внутри Европейского союза. Тема судебной реформы в Польше также очень горячо обсуждалась в Украине, по причине похожих политических событий в 2017 г.

Вторым важным подпунктом является следующее утверждение: «Так называемый закон о декоммунизации и его последствия будили достаточную заинтересованность СМИ у наших восточных соседей. Российские медиа информировали о Польше в нейтральном тоне или также в негативном, а в отношении к последствиям вышеупомянутого закона – исключительно в негативном тоне. В то время как белорусские СМИ проявляли к нашим реформам более неоднозначное отношение».

Термин «восточные соседи» в данном случае полностью упускает из виду Украину, зато оставляет место для РФ и Белоруссии. Что немаловажно, так это тот факт, что вопрос смоленской катастрофы, который был причиной конфликтов между дипломатическими учреждениями РФ и РП в 2017 г. также не поднимается в данном отчете. А соответственно, имеет чисто политический характер, служащий для мобилизации электората, но не попадающий в практические интересы нынешнего правительства Польши.

В продолжении отчет делится на географические континенты: Европа, Северная и Латинская Америка, Африка и Ближний Восток, Азия и Океания. В данном случае, по известным причинам, нас интересует только Европа.

Крупнейший абзац во всем отчете отведен образу Польши в немецких СМИ. Как возникает из отчета именно оттуда исходил самый негативный образ в отношении польского правительства и предпринятых им реформ.

Как известно, отношения Германии и Польши уже сразу после победы «Права и Справедливости» в 2015 г. ухудшились. Это было связано с попытками польским правительством потребовать от Германии репараций за Вторую Мировую Войну, а также разнящейся позицией в отношении будущего ЕС. «Право и Справедливость» относят себя к еврореалистам, хотя исследования профессора Зубы из Опольского университета свидетельствуют, что предпринятые ими инициативы и речи политиков из этой партии тянут на евроскептиков.

Также в Польше однозначно негативно была воспринята позиция Ангелы Меркель, которая заявляла в 2017 г., и повторила это на последней встрече с премьер-министром Польши Матеушем Моравецким, что поддерживает любые начинания Европейской Комиссии в отношении польского правительства. Потому в целях сохранения Польшей своей стабильной позиции в Европейском союзе одним из предпринятых действий должно быть исправление международных отношений с руководством Германии.

Далее в отчете отводится небольшое место для Испании, где СМИ в основном отчитывались о проведенных в Польше ультранационалистических маршах. По мнению испанских медиа из Польши все чаще доносятся ксенофобические постулаты. Следует заметить, что украинские медиа практически всю неделю после проведенного польского Марша Независимости 2017 размещали новости, связанные с этим событием и неоднозначными плакатами участников марша. «Украинская Правда» неоднократно поднимала в 2017 г. вопрос безопасности украинского национального меньшинства в Польше, что непосредственно пересекается с темой ксенофобии, но об этом в документе также нет ни одного слова.

Британские медиа, согласно отчету, дословно называли главу партии «Право и Справедливость» Ярослава Качиньского «властителем марионеток» имеющим значительное влияние на действия президента и премьера» на чем делается акцент в документе. Сама же партия «ПиС» британскими СМИ охарактеризована как народно-консервативная, которая «ведет крайне популистскую и анти-иммигрантскую политику».

Огромное место в отчете отведено также для РФ и Белоруссии: «Негативный характер имел также тон российской прессы, которая концентрировалась главным образом на последствиях так называемого, декоммунизационного закона и чуть ли не каждое действие локальных властей или демонтаж памятника были использованы как пример отсутствия «благодарности» для советских солдат. В то же время белорусские медиа оценили эти реформы, как и действия на международной арене, более неоднозначно. Официально медиа позитивно оценили позицию Варшавы в отношении европейских институций, а также скептицизм касательно принятия мигрантов. Негативные оценки будило присутствие в нашей стране войск НАТО, совместные военные маневры союзников, а также польская политика в отношении России, в том числе действия предпринятые для ликвидации советских и коммунистических памятников. Независимые медиа были традиционно более склонны к «прозападным» элементам польской внешней политики, но выражали обеспокоенность и критицизм касательно ухудшения отношений Варшава-Минск и обширно информировали о событиях, связанных с этим процессом (двусторонние визиты, контакты локальных властей, и бизнес контакты), в то же время старательно замалчивая трудные дела касающиеся, например, ситуации польского меньшинства в Белоруссии, обучению польского языка или разницу в понимании истории».

Почему этот абзац столь важен? Польское правительство уделяет достаточно места для вопроса интерпретационных разниц в совместной истории с Беларусью, но об абсолютно идентичной проблеме с украинской властью не упоминает даже одним словом. Стоит лишь вспомнить приезд экс-министра иностранных дел Витольда Ващиковского в Украину и окажется, что тема совместной исторической политики была одной из самых горячих в отношениях Украины и Польши в 2017 г. Неужели для польского правительства решение этого вопроса вообще отпало как необходимое?

Далее идет обсуждение информационных поводов на других континентах, что нас абсолютно не касается.

Пункт 1.4 и 1.5 суммирует позитивные и негативные элементы внешнего образа Польши в 2017 г. среди них самыми важными и неоднократно поднимающимися в украинских СМИ были:

— Польская экономика, ее стабильность и вероятность как экономического партнера;

— Успешная реализация экономических реформ, стабильность банковой системы;

— Главные аспекты внутренней политики – судебная власть, декоммунизационный закон, происшествия во время манифестаций, личность и деятельность передовых польских политиков;

— Большинство аспектов польской внешней политики – ухудшение отношений с властями и странами-членами ЕС, отсутствие солидарности с ценностями ЕС (миграционная политика), польская всесторонне развитая дипломатия (Троеморье, Вышеградская группа), мнимая ксенофобия или антисемитизм.

Теперь идет, наверное, самая важнейшая часть отчета: Основания и методология оценки образа

«Мониторинг образа Польши в иностранных медиа проводится на основании квартальных отчетов, приготовленных дип. учреждениями. Отчеты были поделены на части, касающиеся новостных обзоров на тему внутриполитической ситуации в Польше и активности Польши на международной арене, а также часть представляющую активность дипломатических учреждений, в соответствии с рекомендациями МИД. Требует внимания [тот факт], что отдельные учреждения по-разному собирают данные к своим медиальным отчетам. Некоторые ограничиваются к просмотру самых важных газет и журналов, издающихся в государствах несения службы. Другие пользуются программами, ищущими слова-ключи. В преобладающем большинстве отчетов, учреждения представили собственные комментарии и информации на тему предпринятых интервенций (если в таковых была нужда)».

Отсюда возникает следующий факт, что дипломатические учреждения Польши, находящиеся в Украине, либо крайне халатно подошли к приготовлению своего медиального отчета за 2017 г., либо их рапорт не был рассмотрен в Министерстве иностранных дел Польши. Второе более вероятно, поскольку тяжело поверить в тот факт, что при использовании слов-ключей не было найдено ни одной новости в украинских СМИ на вышеперечисленные темы, касающиеся польской политики. Более того, этих новостей просто масса как в интернет СМИ, так и печатных издательствах, так и в ТВ.

Выводы департамента польского МИДа можно просуммировать следующим образом:

— Отсутствие понимания проведенных внутренних реформ в Польше является причиной ухудшения внешнего образа страны;

— Успешность польской дипломатии в попытках объяснения ситуации в нашей стране ограничена, а образ Польши в иностранных медиа часто зависит от разных, неизменно негативных элементов, таких как утвердившиеся стереотипы или выразительное отсутствие интереса к изучению характера реформ.

— При этом польские учреждения несли важную роль в действиях на нужду большего объективизма в новостях, касающихся Польши в иностранных медиа.

— Благоприятную роль начинают отыгрывать социальные медиа, с целью спокойного и объективного объяснения ситуации в Польше.

Из всего этого отчета возникает множество вопросов к нынешнему польскому правительству, главным образом следует начать с этого: Интересует ли польскую сторону продолжение диалога с Украиной? И тут следует подчеркнуть именно слово «диалог», поскольку панельные дискуссии, где каждая из сторон будет упершись рогом отстаивать свою правду не несут в себе глубокого смысла. Между Украиной и Польшей нет желания достичь консенсуса, а самое главное нет понимания смысла продолжения дружественных дипломатических отношений.

Мало того, отсутствие Украины, как элемента внешней политики Польши (что возникает из отчета) является следствием, либо маргинализации украинского политического мнения. Либо веры в безошибочность действий польской власти в отношении украинского правительства. И то, и другое накладывает на польских политиков очередное ограничение для восприятия политической ситуации. Перенос этих ограничений на экспертные отчеты, которые должны будут мобилизовать сотрудников дипломатических учреждений к работе над ошибками в последствии могут оказаться крупной проблемой как для Польши, так и для Украины. Поскольку, если обе страны до сих пор заинтересованы в решении совместных проблемных вопросов, то им просто необходимо учитывать мнение друг друга. В данный момент, все указывает на то, что отношения идут в сторону наибольшего сопротивления.

Также украинским политикам следовало ранее учесть подобного рода последствия, поскольку маргинализация политической роли Украины является следствием провальных реформ внутри государства. Вот как отзывается один из польских политологов хотя бы о демографической ситуации в Украине. Начиная с 2016 г. Украину в Польше рассматривают, как пациента при смерти. К большому сожалению, эти единичные мысли имеют тенденцию переносится на государственный уровень.

Из ранних отчетов, подготовленных для польского Министерства иностранных дел об отношениях с Украиной складывалось впечатление, что наша страна имела чуть ли не доминирующую позиция в восточной политике РП. Но уже тогда поднимался вопрос критического подхода к политическим реформам и прозападным начинаниям украинских политиков. Формулу прагматичных отношений с Украиной сразу же после своего назначения пообещал внедрить Матеуш Моравецкий премьер-министр Польши. Следует насторожится, поскольку подобного рода «звонки» не являются элементами прагматичной политики.

По материалам: hvylya.net

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *